Поиск по сайту

Взять по абонементу

Взять по абонементу

Эротика, фемслеш

 
Она умеет быть идеальной, и ты захочешь вернуться
 
 
— Хочешь его попробовать? Может, конечно, он ещё и придёт, — подмигнула Маська. — Не говорил.
— Придёт ли он? — усмехнулась Зи. — Да у него наверняка уже оплачен годовой абонемент. 
Подружки Зи и Мася знают, что клиенты элитного клуба далеко не пай-мальчики, но какими бы плохими и властными ни были эти мужчины, они всё равно вернутся в их постели. Вернутся, чтобы…
 

Глава 1.

Полуденное солнце проникло в щель между шторами. Зи потянулась в постели. Взгляд упал на торчащую из-под одеяла загорелую ногу. Девушка коснулась кожи, и ладонь заскользила мягко, как ложечка по брикету мороженого, собирая складки на тонком одеяле.

Только Маська так умеет. Быть всегда такой гладкой, загорелой, идеальной. Рука Зи достигла тёплого уютного местечка. Маська чуть изогнулась под одеялом. Она всегда спала голой, а вот Зи предпочитала надевать пижаму.

Зи пошевелила пальцами, Маська замурлыкала.

Что ты делаешь?

Бужу тебя, соня. Хочу знать подробности.

Маська потянулась.

Мы пили шампанское, а он кормил меня с руки клубникой.

О, Боже, какая банальщина, прошептала Зи Маське в ухо, та заёрзала от щекотки. А потом?

Потом он взял меня за подбородок и рассматривал лицо. Знаешь, какие у него глаза? Чёрные-чёрные, даже с синевой.

Зи посмотрела в потолок. Глаза этого мачо ей отлично запомнились ещё в момент встречи в баре. Она коснулась губами Маськиной шеи.

Не тяни уже, кукла. Он тебя трахнул или что?

Маська засмеялась.

Сначала он спустил с моих плеч бретельки платья и принялся за мою грудь.

Зи поймала пальцами твёрдый Маськин сосок.

И так тоже, Маська вытянулась, подставляя загорелое тело. Мне не понравилось. У него грубые ладони.

Интересно, от чего они загрубели? От клюшки для гольфа?

Скорее, от бейсбольной биты, хихикнула Маська, держу пари, он таскает её в багажнике.

Таскает биту? Зачем ему бита, если у него под пиджаком спрятана кобура.

Не знаю. Но у него такие плечи, что и с битой он справляется не хуже, чем с пистолетом. Ну, слушай дальше, Маська уставилась куда-то вверх глазищами кофейного цвета. Он попросил меня встать, стянул платье и трусики, а потом сказал: «Станцуй».

Ох, Зи повалилась на спину, умереть и не встать, как говорила моя бабушка.

Маська кошкой вдруг оказалась сверху. Сжала бёдрами.

Хочешь узнать, что было дальше?

Пожалуй, хватит подробностей, переходи к делу. Как он?

Я танцевала пока он раздевался, а потом он подхватил меня и отнёс на кровать.

Чёртов романтик, Зи сделала вид, что зевает. Ещё скажи, что вы трахались в миссионерской позе.

Маська легла и потянулась к уху Зи. Соски коснулись груди.

Нет, шепнула она, не угадала, он взял меня сзади.

Зи с шумом сделала вдох. Всё-таки в этом кобеле она не ошиблась. Романтик только для затравки, потом же верх берёт животное. То, что скрывается в этих чёрных с синевой глазах.

Хочешь его попробовать? Может, конечно, он ещё и придёт, подмигнула Маська. Не говорил.

Придёт ли он? усмехнулась Зи. Да у него наверняка уже оплачен годовой абонемент.

Ну, а твоя ночь удалась? прищурилась Маська.

А это как посмотреть. Мы напились, и мой клиент уснул лицом в салате.

Маська расхохоталась. Её рука нырнула под подушку.

Может, горячий Джейкоб всё исправит?

Дадим ему этот шанс, ответила Зи и набросила на лицо подушку.

В мужиках Зи разбиралась лучше, чем в девчонках. Живя в деревне, всё детство проносилась она с пацанами по лесам, полям и рыбалкам и знала приятелей вдоль и поперёк со всеми тараканами, пристрастиями и наивными мечтами.

А потом появилась Маська. Хотя тогда её звали Маша Климова. Приехала из города с отцом адвокатом и матерью врачом. Конечно, столичная цыпочка сразу же привлекла внимание мальчишек – каждый рвался помочь то сумку понести, то книжку одолжить, то угостить шоколадкой. Зато девчонки её невзлюбили, хихикали над ней. Маша то ли дурачилась, то ли и вправду на тот момент была этакой неженкой, что без перчаток мокрую тряпку в руки не возьмёт, и если на улице лужи, то только в резиновых сапогах выходит, причем они у неё были не как у всех, а модные розовые и с каблучком.

Бабий коллектив сперва пытался её насмешками застремать, да только не сработало. Маша все издёвки мимо ушей пропустит и дальше себе идёт туда, где очередной кавалер дожидается. Выбесило это всё девчонок, конечно. Вот и решили они по-другому поговорить. Так, как обычно было принято разговаривать коллективно с тем, кто против коллектива шёл. Силой. Собрались девки после школы Машу подкараулить. Она часто оставалась после уроков на немецкий, потому что в своей бывшей школе не изучала его. Английский там, французский на них Машка, как на родных, «шпрехала», а немецкого не знала. И не понятно, на кой хрен он нужен был в глубинке, но во всех школах его учили. Вот Маша и нагоняла.

А девки подкараулили её у гаражей. То ещё местечко. Как раз трупы прятать. Ну, если на то пошло. Зи особо с Машкой не водилась. Ну штучка и штучка, ей-то что до неё. Она больше с пацанами. А было это как раз после трудов. Уроки эти у пацанов отдельно в столярной мастерской проходили, а у девчонок в швейной. Так что и шла Зи с бабами. Молча шла. Курила. Остановилась со всеми, уселась на бетонные блоки. То да сё, одно и то же, у кого какая мобила, и кому папа покруче купит за хорошие оценки в четверти. Какую «швабру» видели за углом с Ванькой Степановым, что выпало из сумочки у шалавы из седьмого «А», с которой встречается Тёма Рошкин, так слово за слово разговор и до Машкиных подвигов дошёл. Недовольство вскипело, как молоко в кастрюле и поднялось до краёв как раз в том момент, когда Климова показалась на автобусной остановке, перебежала дорогу и ступила на тёмную территорию гаражей.

Что, сучка, думаешь, из столицы приехала, так можно наших парней уводить? начала Ирка Войнова, возвысившись над Машкой, как гладиатор на арене.

У Машки глаза округлились, как чёрные оливки без косточек. Блестящие. Маслянистые.

Каких парней? искренне поинтересовалась она.

Да всех! сплюнув Машке под ноги, гаркнула Ирка.

Девки заподдакивали и стали Климову окружать. Она, конечно, старалась виду не подать, что напугана. Носик задрала. А он маленький, остренький, смотрит в небо. И жалко, если Войнова его по Машкиному лицу сейчас размажет. Подумала об этом Зи, и сама от себя не ожидая, вышла и встала к Машке.

Слушайте, бабоньки, расходимся по-хорошему, сказала она, прямо глядя Ирке в прищуренные глаза. Потом демонстративно бросила бычок и растёрла его ногой.

Ты чё, Шик, тоже в морду хочешь? накатила Войнова.

Все уже чуяли запах жареного и притихли. Шушукались аккуратно.

Морда у тебя, Войнова, а у меня лицо, ответила Зинка и вспомнив какую-то неизвестно чью заезженную фразу, что лучшая защита это нападение, ударила Ирку ногой в грудь. Не сильно. Только, чтобы отбросить. Та повалилась на девок, вскочила. Отдышалась. Зи свой рюкзак скинула Машке со словами: «Подержи, кукла», и приняла боевую стойку.

Секите, чуваки, бабы дерутся! послышался крик Степанова, и Зи спокойно встретила натиск разъяренной Войновой, отклонившись от дилетантского удара и попросту толкнув деваху обратно в толпу.

Пацаны подлетели больше с намерениями поржать, но Степанов быстро отбил желание нападать у кого-либо ещё.

Войнова, уймись, обурела в конец? рявкнул он, а рядом с ним и Войнова оказалась уже далеко не гладиатором, а, скорее, коровой.

Зи проводила Машку до дома.

Здорово ты Ирку, подала голос Климова, где так научилась драться?

С детства со Степановым на рукопашку ходим.

И сейчас?

И сейчас.

А можно и мне?

Зинка остановилась, окинула Машку взглядом и усмехнулась. Та макушкой едва доставала ей до подбородка.

Однако первое впечатление оказалось обманчивым. Годы спортивной аэробики не прошли даром, и на первом же занятии Машка проявила себя как настоящий боец. Её растяжке и гибкости позавидовали все, включая Зинку, но самое главное, характер. Надо же! Климова оказалась не такой уж цыпочкой! Отжималась и подтягивалась наравне с парнями, а когда ей предложили пробный спарринг, не испугалась, и даже её обычное стеснение куда-то испарилось. Машка достойно выдержала и удары, и сама неплохо атаковала, так что и тренер остался доволен, и пацаны, и Зинка. Несмотря на то, что теперь не одной ей достанется звание звезды ринга.

Впрочем, Зинка не обиделась. Наоборот, приросла к Машке, как древесный гриб к дереву. Та красиво говорила по-столичному, читала умные книжки, умела стильно одеться и не вульгарно накраситься, чему и принялась обучать Зинку. Та взамен дополнительно занималась с подругой борьбой, а ещё таскала её по местным достопримечательностям: к лесопилке, где всегда пахло свежим деревом, к озеру, где вода такая прозрачная, что видно на дне у берега маленьких чёрных пиявок.

 Вот пиявок Машка, конечно, испугалась, и Зи долго смеялась над ней, обещая подсунуть пиявку ей в трусы. Тогда Климова загребла в свой малюсенький кулачок немного ила и швырнула в Зинку, попа прямо в щёку.

Ах ты, маленькая стерва! закричали Зинка, вскочила и, смеясь, погналась за Машкой. Еле догнала, и повалила на влажный после утреннего дождя песок, прижала за руки. Климова вырывалась, но вскоре сдалась.

Прости, прошептала она, состроив кукольное личико.

Зинка хихикнула, выпустила свою добычу и улеглась рядом. И тут Машка ловко села ей на бёдра.

А я пошутила! сказала она и показала острый язычок. Вот сейчас как защекочу тебя.

Нет! вскрикнула Зи, потому что щекотку она просто ненавидела всем сердцем, а Машкины тонкие пальчики уже побежали по животу, груди, шее. Зи хотела скинуть её, но щекотка расслабила тело, и не было сил даже кричать.

Вот так, я победила Зинаиду Шик! воскликнула Машка, засмеялась, а потом замолкла, посмотрела Зи в глаза, поводила взглядом по её лицу и вдруг наклонилась и поцеловала. В губы.

Потом улыбнулась как-то виновато, пожало плечами, соскочила с побежала в озеро. До Зинки долетели звуки плещущейся воды, звонкий смех, пение какой-то птички в кустах, но лучше всего она слышала теперь свое сердце. Оно подпрыгивало, кувыркалось и рвалось в то время, как Зи хотелось лежать и чувствовать. Чувствовать то же самое снова и снова. Так она и лежала, глядя в небо. Высокое голубое чистое небо. И только когда всё вокруг стихло, она подняла голову и увидела, как Машка сидит к ней спиной у самой воды.

Зи подошла и села рядом. Ничего не хотелось говорить. Машка смотрела на озеро, и Зинка просто взяла её за руку.

 

Глава 2.

Из воспоминаний Зи вырвал шкворчащий на сковороде бекон. Она разбила сверху четыре яйца и жарила их до тех пор, пока они не превратились в яйца «с секретиком», как в детстве их называла Маська. Это означало, что сверху они покрылись плотной плёночкой и выглядят прожаренными, зато если чуть надавить ножом, изнутри вытекает горячий желток. Зи разделила завтрак на две порции и разложила по тарелкам. Включила кофемашину.

Эй, хватит намываться, всё равно испачкают! крикнула она, когда из ванной перестал доноситься шум воды.

Маська вышла, замотавшись в полотенце, и смотрела, уперев руки в бока.

Можно, подумать, тебя нет, сказала она.

Зи хмыкнула.

Вчера, к примеру нет.

Ну, конечно, я не спаиваю клиентов, как некоторые, Маська показала язык.

А я и не собиралась его спаивать. Просто человеку требовалась иная разрядка, нежели секс, парировала Зи.

Ага, упиться. Ты узнала что-нибудь про этого художника?

Маська уселась за стол. Зазвенели вилки и ножи.

С чего ты взяла, что он художник?

Не знаю. Худое лицо, длинные волосы, надень на него берет и будет тебе художник.

Вообще-то он Аптекарь.

Маська прыснула, кофе разбрызгался по губам и подбородку.

Ой. Правда что ли?

Это его прозвище. Он держит сеть аптек, ответила Зи, помешивая кофе, потому что дурацкую привычку пить кофе с сахаром она не смогла бросить даже когда и деревня, и растворимый кофе, который, кроме как с сахаром, и пить невозможно, остались в прошлом. А теперь представь, какие порошочки заворачивают под его прилавками… Художник… как бы не так…

Закладки?

Не удивлюсь.

Он тебе не предлагал? Маська постучала пальцами по столу.

Хочешь попробовать? – шепнула Зи, наклонившись ближе.

А есть? искренне заинтересовалась Маська.

Зи легонько щелкнула её по носу и засмеялась.

Сейчас тебе! Размечталась. Ты на службе, детка. Иди рисуй свой фэйс. Вдруг мачо пожалует.

Маська поднялась, засунула в посудомойку тарелку, сбросила полотенце на стул, и голая пошла в комнату.

Ты что уже в предвкушении, как он облапает твоё вертлявое тело? – крикнула Зи ей вслед.

Та лишь как-то неопределённо покрутила в воздухе рукой.

«А ведь её чем-то зацепил этот гадёныш»

Зи выплеснула в раковину остатки кофе, оперлась ладонями на стол, сделала пару глубоких вздохов.

«Зайдём с другой стороны…»


Читать тут:
https://bookriver.ru/

Мармори

Мармори

 
Она юная и без комплексов. Он зрелый и без принципов.
Эротическое фэнтези.
 
Автор: Анна Федотова
 
Быть юным некромантом непросто, особенно, когда ты хрупкая девушка. Тёмные силы, что зарождаются внутри и требуют выхода, меняют тебя и твою жизнь.
Мармори слышит зов и спешит за ним. Она знает, что должна спасти человека и принадлежать ему, кем бы он ни был, другом или врагом. Зов приводит её в подземелье, где девушка встречает Таэля, бывшего рыцаря, изгнанного из графства. Тот ли он человек, что нужен ей? Его путь лежит к морю, а за морем в графстве Эгрегор правит Чёрный Монах. Мармори узнаёт об этом, и пламя, что разгорается в её груди уже ничто не остановит. Пламя мести.
 

1. Побег

Холодные стены темницы блестели от влаги, отражая едва доходящий из коридора слабый свет единственного факела.

Мармори сидела на каменном полу и вслушивалась в тишину. Она сама пришла сюда, но не знала, зачем.

Зов был очень настойчив, не давал покоя ни днём, ни ночью. Тогда она не придумала ничего лучше, чем устроить разгром на базаре на глазах у стражников, пытаться сбежать и быть брошенной в подземелье.

Теперь Мармори старалась понять, для чего было всё это. Ведь был же зов.

Был… был… был, отвечала ей капающая с потолка вода, звеня по камням.

Мармори встала и подошла к высокому окошку в двери, зашитому ржавой решёткой. Стояла глухая тишина, и только капли воды говорили, что где-то рядом есть жизнь.

Есть кто-нибудь здесь? крикнула Мармори, дотянувшись до отверстия.

Есть… я, донеслись неохотные слова.

Кто ты?

Не знаю, а ты? голос, немного хрипловатый, принадлежал зрелому мужчине.

Я Мармори.

О, теперь мне все ясно, пошутил незнакомец.

Человек шутит в подземелье, значит ещё не всё потеряно.

Я пришла за тобой! крикнула девушка. Как будем выбираться отсюда?

Мужчина устало засмеялся.

Это же ты пришла за мной, а не наоборот.

Мармори почесала затылок. Незнакомец был прав. Она пришла за ним и вытащит его из темницы.

Да… да… да, вторили её мыслям капли воды.

Девушка огляделась. Задрала юбку и из-под трёх её слоёв извлекла привязанную тесьмой к бедру тонкую свечу. Провела рукой, дунула, шепнула. Огонёк загорелся.

Пошла Мармори шарить по углам. Ага, вот и паутина. В сырой темнице недостатка в насекомых не было, тут тебе и вши, и блохи, и комары, и жирные навозные мухи летают над нечистотами. Девушка сняла башмак, слегка пристукнула одну из надоедливых жужжалок и бросила её в паутину.

Хозяина не пришлось долго ждать. Крупный чёрный паук вышел на движение своих сетей из укрытия и занялся добычей.

Мармори сидела рядом, наблюдая за происходящим.

Я послужила тебе, а ты послужишь мне, - сказала она восьминогому и резко ударила его подошвой.

Девушка сморщилась и поёжилась. Она никогда не испытывала любви к паукам, даже к мёртвым. Осторожно двумя тонкими пальцами она подцепила сжатое в комок тельце и положила на свою ладонь.

Сосредоточилась. Чувствовала, как напрягаются глаза. Нелегко пока давалось колдовство.

Паук вздрогнул, скрюченные ножки распрямились вверх, хоть и лишились волосков, безжизненное тело начало раздуваться.

Мармори не смотрела. Только когда она почувствовала кожей ладони прикосновение восьми острых ног, взвизгнув, стряхнула существо с руки и прикрыв пальцами рот, пытаясь подавить тошноту откатилась в сторону.

Перед ней неподвижно стоял оживший паук, точнее даже хитиновый скелет паука размером с хороший помидор. В четырёх парах глаз плясал огонёк догорающей свечи.

Увидев челюсти с острыми когтями на них, Мармори содрогнулась и облизала пересохшие губы.

Защити своего создателя, шёпотом обратилась она к существу. Я хочу на свободу.

Паук послушно побрёл на длинных ногах к двери, ловко взобрался по ней и исчез за решёткой.

Девушка задула свечу, оставалось только ждать.

Вскоре послышались шаги. Грузный стражник прошёл мимо её темницы, позвякивая ключами и доспехами.

Мармори припала к двери.

Выходи, оборванец, граф решит твою судьбу, прокряхтел стражник.

Зазвенели ключи, скрипнула дверь, послышались тяжёлые шаги.

  — Эй, рыцарь, а я? жалобно протянула Мармори в окошко.

Стражник остановился.

Ты следующая, ведьма! усмехнулся он.

В этот момент сверху на лицо стражника опустилось мерзкое восьминогое существо и впилось под кожу когтями челюстей.

Мармори ничего не видела, она только услышала вопль, недолгую возню и громкое падение. Это дало понять, что незнакомец справился. Вновь зазвенели ключи. Тихие удаляющиеся шаги заставили девушку вспыхнуть.

Эй незнакомец! Выпусти меня! закричала она дрожащим от негодования голосом.

Я с ведьмами не вожусь, ответил тот, и, кстати, спасибо.

— Я не ведьма! крикнула сквозь слёзы Мармори и опустилась на пол, пряча лицо в ладонях.

Как она могла довериться незнакомцу, которого даже не видела? Что с ней будет теперь?

А из коридора уже доносился топот ног, крики и звон оружия.

Ещё немного, и вот дверь открылась, стражник молча и грубо схватит Мармори за руку и потащил по коридору.

— За что? – возмущала девушка, бессмысленно сопротивляясь, — я ничего не сделала. Слава о графе заставляла её упираться, плакать и умолять стражника отпустить её, но тот и глазом не моргнул. Хотя разве она могла это видеть? Но чувствовала, что его не трогают её мольбы и попытки.

Разве ты ведёшь меня не к графу? забеспокоилась Мармори, едва поспевая за стражником, когда он впихнул её в узкий коридор, из которого в темноту вела крутая лестница. Эй, куда мы бежим?

Молчун не ответил. В замке стояла суета. Даже сюда долетали звуки беспорядочных шагов стражи.

Лестница показалась необыкновенно долгой. Затёкшую руку жалили тысячи иголочек. Девушка заметила дверь, когда здоровяк вышиб её ногой. Они очутились на каменистом склоне холма и побежали вниз, туда, где начинался непроходимый лес. Оказавшись в укрытии из стволов и ветвей, стражник, наконец, остановился, выпустил Мармори, шипя ругательства, снял шлем и растёр ладонью челюсть.

Вот дьявол, совсем сдавил, думал, уж не сниму, шершавым голосом сказал он.

Незнакомец? Ты? воскликнула Мармори, узнав в его голосе соседа по подземелью. Сердце её выпрыгивало из груди от бега и волнения, но сейчас страх сменялся радостью. Мог бы и сказать!

Не мог, - тихо ответил тот. Ты помогла мне, я тебе, пора расходиться. Советую бежать подальше от города.

Он заткнул за пояс топор и двинулся в глубь леса.

Мармори не знала, что делать, поэтому, покусывая сухие губы, пробиралась следом, ломая ветки.

Но скажи хотя бы свое имя. А тот стражник? Ты убил его?

Не я, а твой паук, сухо ответил незнакомец. Кажется, он жив, но парализован. Тебе не следует идти за мной, ведьма.

Я не ведьма! крикнула Мармори.

Мужчина резко развернулся и взял её за плечи.

Чем ты тогда это объяснишь?

Внезапно лицо незнакомца помрачнело, он отшвырнул Мармори в сторону, выхватил из-за пояса топор и саданул по дереву. Длинная серо-бурая змея намертво упала на землю.

Напуганная Мармори подползла к мёртвому существу.

Зачем убил зверя, незнакомец? строго спросила она.

Не хотелось тащить на себе твой труп.

Мармори поднесла к змеиной тушке ладонь.

Незнакомец смотрел, как вздрогнула тушка, открылись её желтые глаза, она зашевелилась и с шипением подняла голову.

Защищай своего создателя, приказала Мармори.

Она вгляделась в серо-зелёные глаза незнакомца. Огромный, длинноволосый, с густой щетиной мужчина возвышался над ней мрачной скалой, но ему не удалось спрятать искреннего интереса во взгляде.

Ладно, можешь идти со мной, бросил он вдруг. Тебя, кажется, зовут Мармори?

Он протянул ей руку и рывком поднял с земли.

Но ты не сказал, как зовут тебя? заметила она, отряхивая длинное зелёное платье.

Я Таэль это всё, что тебе надо обо мне знать.

Куда, ты идёшь, Таэль? Это же непроходимый лес.

Для меня проходимый. Иду туда, где солнце садится в воду.

К морю? Но это же очень далеко. Несколько дней пути на лошадях. Так говорят.

А я не тороплюсь. Если бы не ты, сидел бы я и сейчас в подземелье. А так я иду. И намерен идти столько, сколько понадобится. Но я тебя не держу. Ты свободна, иди, куда хочешь. Но что-то мне подсказывает, что ты пойдешь со мной. Как ты там сказала?

Я слышала зов и пришла в подземелье, чтобы освободить тебя, но пока не знаю, зачем. Я буду идти за тобой, чтобы узнать.

 

2. Река

 

Таэль шёл впереди, разбивая топором спутанные сети ветвей. Залежи сучьев и сухого мха хрустели под сапогами. Бывшего узника одолевал голод. Он спешил вперёд, там, чуть дальше сквозь лес протекал ручей, в котором могла водиться рыба. Но сумерки нещадно овладевали лесом.

Таэль! крикнула Мармори, смотри, малина!

 

Девушка, цепляясь платьем за сучья, как голодный после спячки медведь, прорывалась к малиннику через оборону кустов и тощих корявых деревьев. Возле её ног в том же направлении ползла ожившая змея.

Таэль покачал головой, кажется, рыбы ему сегодня не видать, но бросить девчонку одну в таком месте было слишком даже для его скрюченной, как он считал, совести.

На! радостно предложила Мармори, протягивая целую ладошку спелых ягод.

Таэль улыбнулся, но замешкался принимать столь щедрый дар.

Тогда девушка взяла одну ягодину двумя пальцами и поднесла к его губам.

Ну же, открывай! скомандовала одна, смеясь, как будто и не было никакого подземелья, пауков и стражников, был только лес и двое старых друзей.

Таэль приоткрыл рот и принял угощение, стараясь не задеть тонкие пальчики. Ягода приятно растеклась во рту. Но слаще ягоды показались его глазам испачканные соком губы этой забавной и в то же время необыкновенной девчонки. «И откуда ж ты свалилась на меня, Мармори?» подумал он, отгоняя невовремя пролетевшую мысль.

Беглецы добрались до реки, когда её окружали только чёрные силуэты деревьев. Солнце ушло, а на смену ему выкатилась томная луна.

Таэль собрал приличную кучу сухих веток, щепотку хрустящей травы и присел, чтобы развести костёр.

Мармори пристроилась по другую сторону. Осторожно отведя подолы своих юбок, она извлекла из "тайника" очередную свечу и нож с медной рукояткой, исцарапанной многочисленными символами, в кожаных ножнах. Положив своё сокровище на землю, она потёрла в руках свечку, шепнула и вдохнула жизнь в скучающий фитиль. Крохотный огонёк заплясал на её бледном лице.

Мне уже нравятся твои способности, Мармори, где ты этому научилась?

В монастыре.

Тебя учили монахини?

Меня отдали к ним в младенчестве. Родители думали, что я демон, Мармори усмехнулась, глядя на разгорающееся пламя костра.

Отчего же? Таэль, добравшись, наконец, до цели, какой виделась ему река, не сводил Мармори своих дерзких глаз.

Говорили, я была очень беспокойным ребенком. Монахини учили меня готовить, шить, работать в поле. Я привыкла к ним.

Почему же ты ушла? интересовался Таэль. Голос его был шероховатый и ловко пробирался через слух к самому сердцу Мармори.

Взгляд девушки задержался на пламени. Длинные языки его, казалось, вытягивали из её памяти нечто сокровенное.

Однажды меня застали ночью на кладбище, когда я ходила во сне.

Мармори посмотрела сквозь пламя на Таэля, пугаясь его реакции, но лицо его оставалось спокойным, как степенное журчание воды за её спиной. Какая-то часть её сопротивлялась въедливому допросу, другая же стремилась открыться незнакомцу, довериться так, как она доверилась ему в подземелье.

Тебя выгнали? Таэль будто заметил, что девушка колебалась.

Мармори помотала головой. Она снова не смотрела на него. Протянув ладони к огню, она впитывала тепло, укрываясь им от опасности.

Они вызвали Черного Монаха... Он сказал, что сможет изгнать демона.

Мармори замолчала. Теперь уже она обняла себя теплыми руками, чувствуя, что нуждается в более сильной защите. Дрожь пробежала по её телу.

«Ангелы и демоны встанут по одну сторону…» — напомнила себе Мармори. Всё, что случилось, должно было случиться, — она всегда напоминала себе об этом, если вдруг воспоминания начинали её душить.

Таэль не отводил взгляда, наоборот, пристальнее всмотрелся в её глаза, как бы пытаясь прочесть в них тайну.

Он расставил ноги, оперся на колени локтями и сцепил пальцы в замок, слегка наклонившись вперед, выражая всем своим видом готовность услышать любую правду и даже ложь.

И как… изгнал?

Девушка отвернулась и взгляд её упал на лежащий рядом нож. Она погладила его рукой, как будто это была её любимая кошка. Страшное лицо человека, хотя нет, она скорее бы назвала его демоном, проявилось в памяти таким, каким видела она его над собой каждую ночь в красном сиянии свечей. Таэль прочитал это по её лицу и поспешил остановить.

Не надо, не отвечай, сказал он и опустил голову. Прости.

Я хотела сбежать, тихо добавила Мармори. Но меня держали под замком. Каждое утро Чёрный Монах приходил и говорил, что всё ещё чувствует демона и обряд надо повторить.

Таэль глубоко вздохнул, прикрыв глаза.  Он уже пожалел, что затеял этот разговор, но тогда он не предполагал, что Мармори будет так откровенна. А она уже второй раз доверилась ему.

Луна тем временем умылась от дневной пыли и выставила миру свой холодный лик. Лунная дорожка пролегла по реке прямо к костру. Мармори поджала колени к груди, натянув на них платье и обнимая, как будто близкого человека.

Потом пришел Фелигер. Наверное, его послала мне судьба. Старый, но очень мудрый, все боялись его. Он защитил меня и прогнал чудовище. Не знаю почему, но страшный человек сразу же покинул монастырь.

Теперь по лицу девушки заскользила улыбка. Дикие танцы огня стихли, и дымок умиротворения начал окутывать путников. Серая сморщенная змейка, неожиданный питомец девушки, беспокойно ёрзающая до этого возле её ног, смирно улеглась и только поглядывала на Таэля жёлтым глазом.

Таэль почувствовал перемену. Напряжение вокруг костра, заставившее и его, зрелого мужчину, опытного воина, сжать все мышцы в тугой комок, растворилось.

Он сказал, что меня надо научить пользоваться своим даром, и взялся учить. Это было лучшее время.

Пламени удалось вытянуть из сердца Мармори светлые воспоминания, и оно магически подмигивало: "Расскажи, Мармори, расскажи". Девушка улыбалась и поглядывала на Таэля.

Рядом с ним я никого не боялась. Он открыл мне все тайны мира. Старик Фелигер многому меня научил, Мармори кивнула на свернувшуюся калачиком змею. И этому тоже. Жалко, что он быстро умер. А перед смертью сказал мне бежать из монастыря. Я и сбежала.

Мармори сочла рассказ оконченным, встала и подошла к водной кромке. Она стояла спиной к костру, подставив бледное лицо лунному свету, как будто собиралась загореть, а может быть, умывалась чистым сиянием, смывая дурные мысли.

Зелёное платье вдруг свободно соскользнуло с плеч, рук, проползло по длинной рубашке и легло к её ногам. Следом за ним отправилась и рубашка, и голубые в отблесках луны нижние одежды.

Когда девушка вышла на лунную дорожку, Таэль видел лишь её тёмный силуэт. Он постепенно таял, как ледяная фигура, смешиваясь с чёрной водой. Когда силуэт растаял до самой груди, Мармори повернулась и махнула рукой.

Таэль, иди сюда, вода тёплая!

Таэль протёр ладонью лицо, отгоняя ненужные мысли. Какой бы тяжёлой ни была жизнь у этой молодой женщины, сейчас она стояла в реке совершенно голая и звала его, Таэля, к себе. Он будет идиотом, если не пойдёт. Мужчина медленно поднялся, скинул сапоги, замызганную одежду и вошёл в ласковую, но напряжённую воду.
 
 
 
 
 
 
 
С уважением,
Анна Федотова
Сайт: https://fedotovabook.ru/

 

Комментарии

Облако тегов

_Автор_ _Авторам_ _Арт_ _Аудио_ _Блог_ _Издательства_ _Иллюстратор_ _Интервью_ _Книга по главам_ _Книги_ _Конкурсы_ _Корректор_ _Новости_ _Отзывы_ _Подкасты_ _Сотрудничество_ _Чтец_ * Александр Лихалат * * Александр Осташевский * * Александр Сухов * * Александра Оксюзова * * Анастасия Стряпко * * Андрей Малышев * * Анжелика Леонова * * Анна Федотова * * Валентин Кисов * * Владимир Марков-Бабкин * * Владислав Фомин * * Галина Ивина * * Гвендолен Артерберк * * Евгений Покинтелица * * Евгений Смарт * * Екатерина Шумаева * * Елена Костадинова * * Елизавета Огнева * * Ивонна Рут * * Ирина Брестер * * Ирина Шишковская * * Калякина Светлана * * Кати Беяз * * Лабиринт * * Людмила Кононенко * * Майя Максимова * * НЕформатные * * Никита Гузь * * Нина Грецких * * Олег Кудряшов * * Олеся Соболь * * Рафаэль Май * * Рина Радостина * * Светлана Левдонская * * Улана Зорина * * Уютный книжный * * Явь Мари * * Fenix Antureas* * Fu Kusima * * Mutaru Scriba * * Omon Solomon * * p_i_r_a_n_y_a * * Tom Cherson * Астрель-СПб Бежин луг БЕСПЛАТНО Блоги и СМИ о нас и наших авторах Издательство Перископ-Волга Литволна Литмаркет Литрес Литрес: Самиздат Окаменелые сердца или Медуза Горгона. А. Осташевский Радио Гомель Плюс Ридеро Читай город Эксмо Диджитал Яндекс музыка Litrad